Альпинизм в России и СНГ
Home: главные новости российского и зарубежного альпинизма
:

Зимняя экспедиция на К2.

Национальная команда Польши.

(январь-февраль 2018)

Хроника экспедиции.

 

19 февраля 2018

17-40 (МСК)

KW: Парни на 7200. Ветер слабый, но Адам жалуется, что холодно. Мы не знаем, пойдут ли завтра еще 200 метров наверх, чтобы перенести С3 повыше, если не пойдут, оставят как есть. Это будет зависеть в основном от их самочувствия – потому что погода завтра должна быть. Мы не говорили о деталях восхождения на Черную Пирамиду, но, наверное, было довольно трудно – потому что они взбирались весь день. Не хватало немного перил – жаловались на это.

А Bedrejczuk с Golabem спустились час назад на базу. Мартин Kaczkan и Дарек Залуски в АВС, и они будут завтра подниматься – Дарек до С1, а Марчин будет пытаться добраться до “двойки” [а точнее депозита, который оставили ГОламб и Бедрейчук на 6500 м].

15-40 (МСК) Несколько фото Марека Хмелярского (участок до С2)

https://www.facebook.com/161618080550304/photos/pb.161618080550304.-2207520000.1519044492./1791224957589600/?type=3&theater

15-00 (МСК) 7200. Прошли пирамиду. 
Видно, дорогу искали. (см трекер)

14-25 (МСК) 7150

12-50 (МСК) 7100

11-27(МСК) Урубко и Белецкий выше 7000

10-05 (МСК) KW: Солнечная погода.
Януш Голамб и Мачей Бедрейчук направляются к С2 на высоту 6700.
Адам белецкий и Денис Урубко поднимаются по пирамиде, чтобы установить С3.
Марчин Качкан и Дарек Залусский тоже будут подниматься.
Из базы вышли четверо пакистанцев HAP на прежний м-т. Они будут собирать оборудование

Вчера Кшиштоф Велицкий дал интервью газете Rzeczpospolita:

На дело в начале марта

Rzeczpospolita: Пришлось уйти с м-та Басков на м-т по Ребру Абруццкого и
начинать работу сначала. Что уже удалось сделать?

Кшиштоф Велицкий: мы провесили веревки до высоты 6300 метров. В этом лагере Адам Белецкий и Denis Urubko, которые будут подниматься в направлении так называемой Черной Пирамиды. Из первого лагеря вышли следующие четыре человека,
чтобы провесить веревки до 6600-6700 м, где должен стоять второй лагерь.

Почему вы выбрали именно этот м-т?

Потому что команда знает этот маршрут, пожалуй, только Bedrejczuk не поднимался тут. Остальные уже здесь были, хотя и в летнее время. Этот главный фактор, но есть другие идеи. Денис Урубко выбрал м-т по восточной стене, которую я когда-то пытался пройти с Войцехом Куртыкой, но этот путь не очень известен, а подъем в середине экспедиции на неизвестный м-т, плюс удаленность от базы на несколько часов, это большой риск. Коллектив посчитал, что перемещение в те места не имеет смысла, так что Денис с этим согласился.

В 2002 году Urubko поднимался на К2 с китайской стороны, и поднялся довольно высоко...

Он шел тогда по пути с севера, так называемому, Японскому. Теперь он планировал пойти еще левее, чтобы не переходить на китайскую сторону. Это был бы очень трудный подход. Не нашлось желающих на такой путь.

Вы голосовали за выбор м-та по Абруцци? или решали вы сами?

Голосование было не нужно. Мы все решили, что для перемещения на восточную сторону горы уже слишком поздно. Нельзя под конец экспедиции идти совершенно новым путем. Ребро Абруццкого было естественным выбором.

Вы довольны темпом работы?

Темп сейчас не самое главное. На м-те Басков продвигались медленнее, потому что падающие камни постоянно грозили нам опасностью. Теперь за несколько дней сделали то, на что ранее нам потребовался месяц.

Вы выбрали Путь Басков, потому что он должен был дать наибольшие шансы на завоевание вершины. Падающие камни были для вас неожиданностью?

Там относительно мало снега, который обычно держал камни. Теперь лежат свободно и легко отрываются ветром. Может случиться даже так, что команда, идущая впереди, невольно вызовет падение камней. Если после месяца лазания не осталось никого, кто бы не получил камнем, то решение могло быть только одно. У нас уже развалилась каска, разбит лоб и нос и сломана рука. Я сказал, что не возьму такой риск на себя.

Ярослав Ботор покинул экспедицию по семейным обстоятельствам. Рафал Фроня тоже вернулся на родину. Адам Белецкий после серьезной травмы. Как это влияет на решение задач?

Адаму уже сняли швы, но это правда, что команда ослаблена. Руки не заламываем, но отчет себе отдаем, смотрим прогнозы. Разбить высотный лагерь занимает два-три дня. Хватит ли времени? Пермит у нас до 20 марта, но мы хотели бы завершить работы чуть раньше. Если в течение 10 дней прогноз погоды не покажет возможности подняться, то не будет смысла здесь сидеть. Все должно решиться в начале марта.

После отъезда Ярослава Ботора у вас фельдшер. Как он справляется с лечением коллег?

Каждый прошел обучение экстренной медицинской помощи, но из соображений безопасности Польский Союз Альпинизма послал к нам врача, который в базе будет через несколько дней. При оказании помощи Белецкому очень хорошо выступил Петр Томала,
который сохранил хладнокровие. У нас есть соответствующее оборудование и все, если придется, то зашьем и рану, но почему-то никто не решался. Петр справился отлично, по оценке врача, швы вышли очень хорошие. Через несколько дней их сняли.

Вы уже так долго там. Как вы боретесь с однообразием?

Жизнь в базе это, в основном, изучение прогнозов погоды, наблюдение за тем, как сильно дует. Мы получаем прогнозы из разных компаний, у нас есть точные данные на шесть дней вперед, но помимо этого анализа движений арктического воздуха, на которых строятся моделирование погоды на немного более длинные периоды.
Наиболее надежен, к сожалению, прогноз на два-три дня. Почему к сожалению? Потому что, как правило, показывают, что погода будет неблагоприятная.

Когда мы не можем выбраться в горы, то в свободное время играем в карты, в шахматы, читаем книги, разговариваем. Те, кто ездит в зимние экспедиции, приспособлен для выживания по два месяца в горах. В летний период легче, потому что выйдет
солнышко, можно даже позагорать. А сейчас человек хочет выйти на улицу, а палатку засыпало. Для этого вам нужно иметь адаптированную психику. Могу себе представить, что многие люди не хотели бы жить в таких условиях, а только подниматься.

Страшный мороз, гуляет ветер, но мыться надо. Как справляетесь с этой проблемой?

На кухне у нас есть уголок. Шеф-повар, человек многих талантов, вместе с помощниками греют воду. Это таз, это весело, только надо одеться сразу. Тем, кто без волос, легче, потому что не нужно их сушить. Кроме того, нам удобно, что, если мы не хотим, то не моемся. Мы в мужской компании и у нас большая терпимость в этом отношении. Кроме того, при минус 25 градусах и только 13 процентах влажности человек сильно не потеет. Вопрос о мытье посуды не настолько острый.

У вас там и Интернет и телефон. Это сильно скрашивает жизнь?

Мы располагаем возможностью подключения телевидения, есть интернет. Смотрели даже олимпийские соревнования по прыжкам, и мы радовались золоту Камиллы Stocha. У нас можно всегда оставаться на связи, но я из того поколения, которое не
чувствует необходимости постоянного подключения к социальным сетям. У меня нет аккаунта на Facebook, и я рад, но младшие коллеги без этого бы не выдержали. Некоторые мне подсказывают: забери у них эти ноутбуки, но что я могу?
Вислу палкой нельзя повернуть назад.

Кто может быть выбран для штурма вершины?

Это просто. Могут пойти только те, кто готов. Если кто-то не спал на 7300 м, он не сможет идти на штурм. Не только я не дам согласия, но в команде есть достаточно разумные люди, никто этого не примет. Чем больше кто-то имеет опыт, тем он более осторожен. Иногда бывает в экспедициях, что нет желающих идти на штурм.
Если такая группа образуется, это спонтанно. Время начала штурма определят сами в зависимости от того, как далеко они будут находиться от вершины с последнем выходе. Если выйдут слишком поздно, то придется возвращается в ночи.

В готовности будет находиться команда, которая в случае необходимости может пойти навстречу и поддержать коллег.

18.02.18

Перевод Елены Лалетиной, Russianclimb.com